ВЫСТУПЛЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ А.А. ИВАНОВА НА VIII ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ СУДЕЙ

Уважаемые делегаты съезда, уважаемые гости!

 

     Судебная система России занимает все более важное место в жизни общества, уверенно выполняя роль, возложенную на нее Конституцией Российской Федерации. Количество обращений в суды всех уровней и всех ветвей судебной власти непрерывно растет. Растет и влияние принимаемых нами решений. За последние два десятилетия мы, преодолев огромный путь, далеко продвинулись в деле построения социально ответственного, легитимного и предсказуемого правового государства: от эпохи неравномерного развития ветвей власти, когда источником права становились президентские указы, зачастую конфликтовавшие с действующим законодательством и даже с Конституцией, до сегодняшнего дня, когда мы в своей работе можем опираться на должным образом разработанные и принятые законы, пусть нас пока еще и не всегда устраивает их качество.

Мы с вами представляем судебную власть - одну из важнейших основ существования российской государственности. На нас возложена обязанность всеми силами укреплять эту основу. Ведь если окончательно ослабнет доверие общества к судебной системе - ослабнет и государство, лишившееся легитимного права защищать интересы своих граждан.

Об этом могут не задумываться сто миллионов наших сограждан, об этом могут не вспоминать миллионы государственных служащих разных уровней, об этом могут забыть даже несколько сотен законодателей, но мы, судьи, никогда не должны забывать о своем долге перед обществом и перед страной.

За эти четыре года арбитражными судами было рассмотрено почти шесть миллионов дел. При этом абсолютные показатели не в полной мере отражают реальное положение дел. Между тем, наступивший глобальный экономический кризис и его последствия, коснувшиеся российской экономики, самым непосредственным образом отразились на нашей работе. Уже в 2009 году количество заявлений в наши суды первой инстанции выросло в полтора раза по сравнению с последним предкризисным годом. В дальнейшем этот рост замедлился, что можно считать одним из наиболее надежных индикаторов общей стабилизации российской экономики. Однако нагрузка на арбитражные суды все равно не снижается. Меняются только категории дел, поступающих к нам. К примеру, в нынешнем году резко выросло количество дел по экономическим спорам, вытекающим из административных правоотношений. На 20 процентов выросло и традиционное для нас число дел о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договорам.

О чем говорят эти данные?

О кризисных явлениях в российской экономике? Да, определенно. Резкий рост числа дел отдельных категорий подтверждает, что с началом кризиса (особенно в первый его год, пока субъекты экономической деятельности только перестраивали свою работу) произошел массовый отсев тех, кто не смог приспособиться к изменившимся реалиям. Сразу после кризиса были заявлены требования о погашении долгов, они рассмотрены. Сегодня пришел этап банкротства, когда эти требования оказались не погашенными: число дел о признании должников банкротами резко - почти на 100 процентов - выросло.

Свидетельствуют ли данные статистики и о других проблемах, например, о сложном состоянии нашего законодательства? Несомненно. Нечеткость формулировок, противоречивость, возможности многозначного толкования норм, прописанных в разных законодательных актах, провоцируют рост числа споров, решаемых в суде. А несовершенное, но очень активное нормотворчество отдельных ведомств регулярно создает настоящие «волны» дел об оспаривании того или иного правового акта.

Наконец, есть ли что-то позитивное в статистических данных о неуклонном росте дел, рассматриваемых в наших судах? Конечно, есть. Для арбитражных судов рост числа обращений сам по себе не является симптомом позитивных или негативных тенденций в обществе: и во время кризиса, и в более спокойные и успешные периоды число экономических споров растет. Рост числа рассматриваемых нами дел сигнализирует о другом - о том, что именно обращение в арбитражные суды становится общепризнанным и наиболее легитимным способом разрешения таких споров.

У этого роста есть и оборотная сторона - увеличение нагрузки на судей. Полагаю, всем в этом зале известно понятие «научно обоснованной нагрузки» на одного судью. Как известно и то, что это понятие предлагает такую нагрузку, которую в другой ситуации сочли бы чрезмерной. К примеру, в системе арбитражных судов научно обоснованная нагрузка на одного судью составляет 15,6 дел в месяц. То есть мы предполагаем, что судьи должны тратить не больше двух дней на каждое дело, не считаясь с тем, что в этом потоке могут попадаться и сложнейшие конфликты с ценой вопроса в миллиарды рублей и простые дела о начисленных штрафах. Все это само по себе не слишком хорошо, но реальность еще суровее - за время, прошедшее с VII Всероссийского съезда судей, средняя нагрузка на судей в системе арбитражных судов выросла с 56 до 63 дел в месяц на одного судью. А в отдельных арбитражных судах субъектов Российской Федерации нагрузка достигала астрономических величин - от 80 до 120 дел на одного судью в месяц! И даже в таких условиях нашим судьям удается соблюдать сроки рассмотрения дел. За последние два года поступило всего 279 заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. Конечно, мы не обманываемся и прекрасно отдаем себе отчет в том, что многие пострадавшие от чрезмерной загрузки судов еще просто не знают о своем праве на такую компенсацию или решили им не пользоваться. Но нельзя не отметить, что даже в таких сложных условиях судам удается справляться с растущим потоком дел. Это одно из тех достижений, которые часто остаются незамеченными, но их истинная цена прекрасно известна любому профессионалу.

Я мог бы еще долго оперировать многими интересными данными, излагая нашу точку зрения на то, какие именно процессы проявляют себя в этих цифрах. Статистика - прекрасный инструмент. Но мы с вами заняты в сфере, успех или неуспех в которой крайне сложно выразить в цифрах и разложить по полям таблиц, столь дорогих финансовым ведомствам.

Судебная система - не завод, чьи результаты измеряются количеством выпущенных и успешно реализованных автомобилей или телевизоров. Нет, судебная система, скорее, похожа на сложнейший прибор, который необходимо долго и тщательно настраивать и калибровать, чтобы он начал показывать истинные значения. Этим инструментом нельзя пользоваться бездумно, и он слишком дорог, чтобы пылиться где-нибудь на задворках.

Мне представляется, что в целом калибровка нашей арбитражной судебной системы осуществлена успешно. Но теперь пришло время для тонкой настройки, чтобы он мог максимально эффективно выполнять те задачи, для решения которых и создавались арбитражные суды.

Эта задача нелегка, и в один день она не решится. Что-то, многое - уже сделано. И мы знаем, что следует делать дальше.

Повышение привлекательности отечественного правопорядка как институционально-юридической среды разрешения споров - возможно, именно эту задачу следует признать приоритетной на ближайшие несколько лет. Сегодня тема ужасающей, все более и более нарастающей тенденции «бегства бизнеса от российской юрисдикции» у всех на устах. Сторонники этой версии приводят яркие индивидуальные примеры, никогда не оперируя абсолютными цифрами. Потому что цифры показывают, что количество споров между российскими компаниями, рассмотренное судами других стран, крайне мало, что тенденция, даже если она и существует, не ужасающа и не нарастает - эти показатели остаются примерно на том же уровне. Российское бизнес-сообщество для разрешения своих споров пока еще выбирает российскую судебную систему.

Однако мы живем в глобальном мире, которому - в силу его экономического, правового и общецивилизационного развития - присуща конкурентная среда, в том числе, в сфере правосудия. Хотим мы признавать это или нет, но мы уже столкнулись с первыми фактами конкуренции юрисдикций, с примерами экспансии иностранных судебных систем и возникновением необходимости реагировать на эту экспансию. Наш ответ не может быть репрессивным. Напротив, наиболее эффективными будут меры, стимулирующие участников гражданского оборота использовать механизмы российского права.

Никто не будет принимать на себя риски выбора иностранной юрисдикции, если правосудие его страны независимо и эффективно. Никто не сможет найти юрисдикцию, которая согласится принять решение иное, нежели было принято судом, чьи решения признаются и уважаются во всем мире.

И нам следует стремиться к достижению именно такого статуса. Мы можем этого добиться. И мы должны это сделать - ради нашей страны, ради нашего народа, ради себя.

Что для этого нужно?

Нам необходимо разработать комплексную программу снижения конфликтности в обществе. Общество нуждается в стабилизации как межличностных коммуникаций, так и коммуникаций между разными стратами социума и между социумом и государством. Если проблему снижения конфликтности не решить, напряжение в социуме может достичь предельных значений, количество судебных споров будет расти, судебная система захлебнется, не в силах переварить непрерывно растущий поток дел. А государство, в котором у граждан не останется права на судебную защиту - это уже не цивилизованное демократическое государство, это тирания. И не так уж важно, что к этому привело: нехватка денег в бюджете, нежелание что-то менять или иные факторы.

Нам необходимо всеми силами развивать и внедрять примирительные процедуры. Полагаю, что в этой мысли нет ничего нового, но от этого она не перестает быть действенным средством, которое пока никак не используется: если мы не сможем снизить количество дел, попадающих в суды, все остальные наши действия потеряют всякий смысл. В режиме 120 дел в месяц нельзя рассматривать дела, в таком режиме можно только штамповать заранее заготовленные решения. Поэтому всякий шаг, направленный на развитие досудебных примирительных процедур, критически важен. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации подготовил законопроект, предусматривающий целый ряд мер, стимулирующих развитие примирительных процедур, и нам нужна поддержка других ветвей власти для его скорейшего принятия.

Нам необходимо принять срочные меры по совершенствованию исполнительного производства. Сегодня исполняется только 20 процентов решений, принятых арбитражными судами. Невозможность исполнить 80 процентов судебных решений обессмысливает само существование судов, наносит невосполнимый ущерб репутации всей судебной системы в глазах общества. Если число неисполненных решений вырастет еще хоть ненамного, государству будет проще и дешевле просто закрыть все суды - как минимум, освободится масса административных зданий и будут спасены от вырубки миллионы гектаров леса, уходящих на бумагу, на которой печатаются судебные решения. Мы привычно произносим эти ужасающие цифры, не замечая, что приближаемся к национальной катастрофе.

Неисполнение судебных решений в России - глобальная проблема, ее можно решать только постепенно, шаг за шагом, совместными усилиями всех заинтересованных ведомств и институтов. Мы с Верховным Судом уже начали работу над проектом совместного постановления Пленумов наших судов об исполнительном производстве, подготовили ряд предложений, предусматривающих расширение участия судов в процессе исполнения судебных решений. Однако этого недостаточно. Мы рассчитываем на помощь коллег и поддержку исполнительной и законодательной властей в деле подготовки и принятия изменений в законодательстве, которые позволят переломить эту негативную тенденцию. Здесь не обойтись одним законом или постановлением, нужен целый комплекс мер: повышение заинтересованности приставов в исполнении судебных решений, создание механизмов, стимулирующих добросовестных плательщиков, предоставление судам права учитывать аффилированность компаний и выявлять конечного бенефециара экономической деятельности - в списке наших предложений несколько десятков пунктов.

Нам необходимо решить и другую проблему исполнения судебных решений. При правильном развитии нашей судебной системы, при изменении ситуации с исполнением судебных решений в стране и, безусловно, только при условии соблюдения принципа взаимности мы можем перейти к свободному признанию иностранных судебных решений в России.

Нам необходимо настойчиво и твердо внедрять механизмы обязательного досудебного обжалования решений, принимаемых административными органами. Свой законопроект применительно к решениям налоговых органов уже подготовила и внесла в Государственную Думу Федеральная налоговая служба, аналогичный законопроект готовит Министерство финансов. Но этого недостаточно - мы должны выработать и законодательно закрепить общие для всех ведомств принципы внесудебных административных процедур. Это самый прямой и эффективный способ добиться одновременно и снижения нагрузки на наши суды, и сокращения сроков и стоимости рассмотрения таких дел.

Нам необходимо дать судьям право запрашивать правовую позицию высших судов до принятия решения. Если бы институт преюдициального запроса уже был введен в судебную практику, это позволило бы судам учитывать правовую позицию Высшего Арбитражного Суда в тех случаях, когда выявлена неопределенность в толковании и применении нормы права, и правильное решение было бы принято всего за несколько месяцев, а не лет.

Мы предлагаем эти меры не для облегчения работы наших судей. Гражданам и организациям правосудие нужно не завтра, не через три года, когда дело доползет до высшего суда. Правосудие нужно здесь и сейчас. Только так мы можем не допустить ошибок, на исправление которых уйдут годы - годы жизни наших граждан, годы успешной работы нашего бизнеса, годы позитивного развития нашей страны.

Нам необходимо добиться повсеместного внедрения безбумажных технологий и электронных дел. Вы все прекрасно знаете, что мы в арбитражной судебной системе раньше других вступили на этот путь и уже добились заметных результатов. Мы готовы поделиться накопленным опытом с коллегами, которые только сейчас осваивают новые технологии. Но надо понимать, что распространение электронного документооборота ставит перед нами ряд новых проблем. К примеру, безотлагательно должен быть решен вопрос о совместимости стандартов и технологий, используемых в разных организациях и ведомствах. Необходимо - и как можно скорее - принять целый ряд нормативных актов, регламентирующих порядок межведомственного безбумажного документооборота и стимулирующих органы государственной власти подавать документы в арбитражные суды.

Нам часто говорят, что современные технологии электронного документооборота стоят дорого. Их отсутствие обходится дороже.

Мы должны сделать судебную систему максимально открытой. Все, кто пользуется нашими информационными системами, посещает судебные заседания наших судов и запрашивает информацию о нашей работе, знает: арбитражные суды многое сделали, чтобы обеспечить гласность судебных процессов и доступность информации. И, тем не менее, это только начало пути. Надо двигаться дальше. Со следующего года мы начнем размещение аудиопротоколов судебных заседаний на сайтах судов. Уже сейчас арбитражные суды готовы публиковать все материалы судебного дела, если само общество готово к этому. Да, в АПК этот подход не предусмотрен, но Высший Арбитражный Суд готовит соответствующие поправки и, конечно же, новые предложения. Мы должны понимать, что за стремлением к закрытости и нежеланием разговаривать кроется обычное высокомерие и неумение объяснять свои действия и логику своих поступков. Но мы не можем себе позволить отворачиваться от общества.

Наши суды оказывают огромное влияние на умонастроения в обществе - решениями, правовыми позициями, отношением к людям. Каждое дело, решенное в полном соответствии с требованиями права и справедливости, укрепляет авторитет судов, делает наше общество более устойчивым, более стабильным, более эффективным. Справедливо и обратное - всякое решение, в котором сограждане видят проявление необъективности, наносит по судебной системе тяжелейший удар. Причем сразу по всем судам - от Конституционного до мирового. В нашем обществе и без того слишком высок градус страстей, чтобы мы могли позволить себе дополнительные искры.

Мы должны постепенно отойти от принципов стандартного администрирования и перейти к управлению посредством формирования судебной практики и формулирования правовых позиций. Можно возразить, что этим мы только ограничим свободу наших судей, за независимость которых так бьемся. Но разве правовые позиции высших судов не связывают высшие суды точно также, как и судей нижестоящих судов? Мы все - в одинаковом положении. При этом каждый судья имеет право, изучив правовую позицию высшего суда и аргументировав, почему в этом деле она неприменима, отказаться от нее и сформулировать свою. Это не ограничение независимости судей, это - свобода научного мышления. Это - та амбициозная задача, тот редкий шанс, о которых мечтает каждый настоящий юрист и которые нам предоставляет сама логика развития судебной системы: оказаться на стыке теории и практики, развивать право, исследуя саму жизнь.

Обеспечение единства судебной системы посредством формулирования правовых позиций - магистральный путь нашего развития. Более сложный, требующий приложения гораздо более серьезных усилий и проведения научной работы по каждой возникающей проблеме, дающий куда более опосредованное влияние на суды, чем привычное администрирование, но именно такой механизм в максимальной степени способствует независимости судьи и развитию права.

Это возможно, если сократить полномочия председателей судов в пользу судей. Если передать полномочия по дисциплинарным санкциям председателям судов вышестоящих инстанций. Если активно использовать рейтинговое голосование среди судей, позволяющее выявить лидера мнений и уже внедренное в арбитражных судах.

Это возможно, если все судьи будут понимать уникальность своей работы и своего положения в обществе.

Это возможно, если органы власти на всех уровнях и во всех регионах осознают, что давление на суд, какими бы благими намерениями оно не оправдывалось, всегда приводит к негативным последствиям.

Обществу и стране нужны суды, в которых судьи ощущают себя уважаемыми и независимыми профессионалами. Мы постоянно слышим призывы о необходимости замены всего судейского корпуса одномоментно. Но мы не будем менять одних людей на других. Мы должны измениться сами, потому что само время требует нового мышления.

Я намеренно не разделяю разные ветви российской судебной системы: все, что происходит с судами общей юрисдикции, отражается и на отношении общества к Конституционному и арбитражным судам - и наоборот. Мы все - экипаж одной лодки, и удержаться на плаву этот корабль сможет только в том случае, если наши действия будут слаженными. Последнее, что может себе позволить российская судебная система сегодня - это конфликты внутри нашего сообщества.

Нам требуется единство. Не только то единство судебной системы, которое записано в законах, но единство принципов и идеалов, которыми каждый из нас должен руководствоваться в своей работе.

У нас больше нет времени. Мы стоим перед лицом серьезнейшего кризиса - кризиса доверия к судебной системе, справиться с которым можно, но объединив наши усилия.

Внутри самого судейского сообщества должно сформироваться, наконец, понимание того, что всех нас, независимо от принадлежности к той или иной ветви судебной власти, объединяют общие ценности и принадлежность к одной корпорации. Забывая об этом, мы разрушаем остатки того уважения, какое еще есть у общества к судебной системе и которое оно из последних сил пытается сохранить. Мы должны спросить себя: готовы ли мы во всех своих делах основываться на законе, милосердии и правосудии? Потому что право быть судьей не является неотъемлемым, уважение общества не прилагается к назначению на должность. Это право надо доказывать каждый день. Это уважение надо завоевывать и сохранять. Иначе суды перестанут быть судами и более не смогут справляться с ролью арбитра в спорах граждан не только друг с другом, но и с государством. А этого не может позволить себе ни одна страна, и наша - не исключение.

Эффективные независимые суды, уважаемые и в России, и в остальном мире, - это возможное будущее. А вот когда оно наступит - зависит от нас.

Спасибо за внимание.

18 декабря 2012 г.



Оцените эту публикацию:
Голосов: , Среднее:
Коментарии (0)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.