Независимость и подотчётность судей: две стороны одной медали

Доброе утро!

Я высоко ценю возможность выступить сегодня перед вами. Снова приехать в Москву, прекрасный и исторически важный город - по-настоящему большая привилегия. Я хочу поблагодарить Совет судей и судью Сидоренко за приглашение принять участие в Совете судей. Приятно увидеть старых друзей и завести новых.
 
Я привёз вам приветствия от ваших коллег - федеральных судей США. Я также передаю вам слова привета и пожелания успешного проведения Совета судей от Конференции судей США, руководящего органа нашего судейского сообщества. Несмотря на различие наших юридических традиций, у нас, судей, много общего. И среди этого общего, как я полагаю, стремление добиться независимости судей и защитить её. Я думаю, что мы все согласны в том, что независимость судей - есть тот фундамент, на котором покоится верховенство права. Необходимость независимости судей не является чем-то новым. В 1788 году один из отцов-основателей моей страны Александр Гамильтон заметил, что в руках у главы правительства находится меч общества, а законодательный орган контролирует государственный кошелек. Что касается судей, то как заметил Гамильтон, они не влияют ни на меч, ни на кошелёк. В руках у судей «лишь судебное решение». Гамильтон видел, что среди трёх ветвей власти - исполнительной, законодательной и судебной - судебная власть наиболее слабая и наименее опасная ветвь власти. Однако, Гамильтон также видел необходимость независимости судей для защиты прав граждан от посягательств со стороны исполнительной и законодательной ветвей власти.
 
Что такое независимость судей? Означает ли она, что судьи действуют сами по себе, независимо от всех ограничений? Конечно, нет. Нигде судьи не являются полностью суверенными. На независимость судей накладываются существующие структурные, институциональные, культурные и общественные ограничения. Поэтому вопрос независимости судей - это вопрос её степени.
 
Её важный элемент - независимость принятия решений. Судья должен быть свободным в беспристрастном применении закона, без какого-либо неподобающего внешнего давления - политического, экономического или социального. Но в реальности независимость принятия решения является иллюзорной. Судьи и суды действуют не в вакууме. Все мы - люди, и все мы приходим на работу с определенным жизненным опытом и мнениями. И бывает трудно от них отрешиться при принятии решения. Мы, кроме того, живем внутри общества, в отношении которого мы выносим решения, поэтому на нас не могут не влиять знание контекста и последствий тех решений, которые мы принимаем.
 
Необходимость поддержания порядка в обществе, конечно, оказывает ограничивающее влияние на независимость судей. Назначение законов - поддержание порядка в обществе. Суды, применяющие законы, предназначены для той же цели. А граждане, чтобы не нарушать общественного порядка, должны знать, чего от них ожидают. Поэтому важна некоторая степень предсказуемости в применении права. В моей стране мы ориентируемся на прецедент. У вас в стране, хотя прецедент не является определяющим, судьи, при применении закона в конкретной ситуации, иногда стремятся узнать, какие решения принимались по схожим делам. Это способ достижения единообразия и стабильности, которые преследуют ту же цель, что и прецедент, способствуя обеспечению предсказуемости системы права. Все мы знаем, что граждане должны знать свои юридические права и обязанности. И мы знаем, что право должно иметь определенную степень предсказуемости, поскольку без этого, нам грозил бы хаос как следствие нестабильных и произвольных судебных решений.
 
При обсуждении независимости судей иногда имеется в виду структурная независимость. То есть имеется в виду судебная власть, которая отделена от исполнительной и законодательной ветвей. У нас, в США, судьи структурно независимы. Однако эта структурная независимость обычно сопровождается встроенными видами зависимости и взаимозависимости и взаимосвязанными полномочиями, так что структурная независимость судов не является полной. Позвольте мне привести несколько примеров из моей собственной страны.
 
Конгресс США предоставляет средства для функционирования судов, устанавливает жалование судей и принимает законы, которые устанавливают юрисдикцию судов и правила процедуры, которые должны применяться судами. Хотя в США жалованье федерального судьи не может быть уменьшено, повышение жалованья, с соответствии с влиянием инфляции, подлежит одобрению и исполнительной, и законодательной властью. Американские судьи всё ещё зависят от других ветвей власти в отношении обеспечения равенства оплаты, в получении средств на обеспечение деятельности судов, включая кадровое обеспечение, а также в отношении правил процедуры, в соответствии с которыми мы работаем. Поэтому, хотя у нас в США структурно независимая судебная система, она не является финансово независимой.
 
Я думаю, что мы все согласимся с тем, что есть разные формы независимости судей, и у неё есть много разных аспектов. Одним из таких аспектов является подотчетность судей. Означает она, что судьи, даже если они независимы, должны быть подотчётны. Что я имею в виду под подотчётностью? Как и в случае с независимостью судей, подотчётность судей имеет много смыслов и много форм. И подобно независимости, есть разные степени подотчётности. Подотчётность, по моему мнению, включает в себя то, что необходимо для того, чтобы граждане доверяли суду, судебному процессу. У них должно быть ощущение, что судьи справедливы, беспристрастны и соблюдают принципы этики. Должно быть ощущение, что судьи не получают никаких дополнительных благ от решений, которые они выносят и что законы применяются одинаково по отношению ко всем, кто предстаёт перед судом. Это ощущение не может возникнуть благодаря высокопарным заявлениям или провозглашённым великим целям. Оно, скорее, возникает в результате реальных процедур, процессов и требований, которые показывают, что суды независимы, но подотчётны обществу.
 
Некоторые полагают, что между независимостью и подотчётностью есть некоторое напряжение, некоторое противоречие. Они считают, что подотчётность ограничивает и ослабляет независимость. Я думаю, что они не правы. Я считаю, что подотчётность усиливает независимость судей и что никакая судебная власть не является по-настоящему независимой, если у неё нет доверия граждан, завоёванного посредством подотчётности. Я бы сказал, что независимость и подотчётность - две стороны одной медали.
 
Стивен Брейер, член Верховного Суда США, много пишет о природе независимости судей. В своей недавней статье он определил пять признаков независимости судей. Кратко их можно описать следующим образом:
 
1.Первый признак - институциональная защита судей. Важные элементы защиты касаются срока службы и уровня жалованья. Если есть возможность манипулировать тем или другим, у судей нет реальной защиты от непопулярности своих решений.
 
2. Второй признак касается управления деятельностью судов. Независимая судебная власть сама управляет своими судами. Деятельностью судов не должны управлять лица, назначенные исполнительной или законодательной ветвями. Администраторы судов, от самых небольших судов до высших, должны работать на судей, а не наоборот.
 
3. Третий признак касается судейской дисциплины. Только судьи должны иметь полномочия применять меры дисциплинарного воздействия к другим судьям. Я не говорю здесь о лишении полномочий. Я говорю о мерах дисциплинарного воздействия, не доходящих до лишения полномочий. Хотя лишение полномочий, конечно, является высшей мерой дисциплинарного воздействия, оно применяется относительно редко. Ответственность за принятие мер внутрисудейского дисциплинарного воздействия на судью, лежащая на других судьях, является важным элементом независимости судей.
 

4.Четвёртый признак независимости судей, который выделяет член Верховного Суда США Брейер, наличие прозрачных стандартов и методов, с помощью которых можно разрешать конфликты интересов. Судьи раскрывают финансовые конфликты интересов и должны заявлять самоотвод и устраняться от участия в любом судебном разбирательстве, в результатах которого у них может быть личная или финансовая заинтересованность. Если судья отказывается заявить самоотвод, должна быть возможность принесения протеста.

5.Пятый признак независимости судей, с точки зрения члена Верховного Суда Брейера, уважение по отношению к судебным разбирательствам и решениям со стороны граждан, даже если последние не согласны с результатом процесса. Граждане уважают независимых судей, поскольку они знают, что решения суда не были куплены, что на них не повлияли личные, финансовые или политические соображения.
 
Я считаю, что каждый их этих пяти признаков имеет отношение к понятию подотчётности судей. Позвольте мне объяснить этот тезис.
 
Первый признак независимости касается защищенности судей. Вопрос, конечно, в том, защищены ли судьи от политического, экономического и социального давления или они настолько удобно устроились, что нельзя применить санкций даже против «паршивых овец». Конечно же, для того, чтобы население доверяло суду, должна быть возможность лишения полномочий тех, кто совершает неэтичные или незаконные деяния. Поэтому механизмы защиты, которые дают судьям свободу принимать судебные решения независимым образом, должны быть сбалансированы с механизмами мер дисциплинарного воздействия или лишения полномочий в отношении судей, нарушивших судейскую этику или совершивших преступления.
 

Второй признак независимости касается административного управления судами судьями. Если суды управляются иной ветвью власти или если администраторы судов не подчиняются судьям, тогда судьи не будут подотчётны в отношении того, как они ведут судебные разбирательства. Верным является и обратное. Если суды независимы и административно управляются персоналом, назначенным судьями, тогда судьи будут нести ответственность за эффективность и оперативность разрешения юридических споров.

Третий признак независимости касается внутрисудейских мер дисциплинарного воздействия. Член Верховного Суда США Брейер считает, что если сами судьи отвечают за меры воздействия в отношении судей, тогда за факт применения или неприменения мер воздействия нельзя винить другие ветви власти. Если судьи имеют полномочия принимать меры воздействия в отношения своих коллег, это значит, что они достигли судейской независимости, но также и установили ответственность за то, как они выполняют или не выполняют свою ответственность, связанную с применением мер воздействия. Это означает, конечно, что меры дисциплинарного воздействия в отношении судей должны быть прозрачными и справедливыми, но принципиальными. Должен быть набор ясных правил. Необходим кодекс поведения, чтобы избежать произвольных стандартов. Судьи должны знать, чего от них ожидается, и общественность тоже должна это знать. Внутрисудейский механизм принятия мер воздействия, основанный на ясных правилах поведения, защищает и население, и самих судей. Кроме того, процедуры, дающие судьям возможность получить совет по этическим вопросам, а также определения, предшествующие тем или иным действиям судей, защищают судей от этических споров постфактум. Суть в том, что судейское сообщество, у которого есть свои внутренние стандарты и процедуры дисциплинарного воздействия, является и подотчетным, и независимым.
 
Четвёртый признак независимости, наличие методов разрешения конфликтов интересов, очень похож на предыдущие. Независимые судьи - это судьи, на которых не влияют личные или финансовые связи. Если справедливость продается или если судьи могут принимать решения, от которых выигрывают они сами или их семьи, такие судьи, согласно любому определению, не являются независимыми. Они зависимы от тех, кто может принести пользу им. Если у судей есть полномочия, способность и обязанность заявить самоотвод, если под сомнение может быть поставлена их объективность, тогда институт суда является и считается независимым. Опять же, необходимы ясные стандарты и процедуры их применения, равно как и раскрытие финансовых интересов судей, которое может выявить или опровергнуть наличие конфликтов интересов.
 
Выделяемый Брейером пятый признак независимого суда, когда судебные решения принимаются эффективным образом и воспринимаются как беспристрастные и справедливые, видимо, итожит все остальные признаки. Если судьи воспринимаются как справедливые и беспристрастные, и если их решения уважаются и исполняются, тогда судебная система имеет признаки подлинной независимости. И эта цель недостижима без сопровождающей её подотчётности, которую мы обсуждали.
 
Судейская независимость, конечно же, достойная цель. И подотчётность, которая требуется для её достижения, является необходимой ценой, а также сущностным и фундаментальным аспектом самой независимости. Та же монета, но разные её стороны.
 
Судейская независимость, вне всякого сомнения, требует постоянной бдительности. Все мы знаем, что политические ветви власти имеют привычку периодически предпринимать шаги по ограничению независимости судей. Моя собственная страна является тому примером. Американские политические деятели (можно вспомнить Президента страны Томаса Джефферсона в начале 1800-х годов) время от времени предпринимали попытки установить контроль над судебной властью. Является ли напряжённость в отношениях между судами и политическими ветвями власти чем-то естественным, либо она усиливается несогласием с судебными решениями или попыткой присвоения власти, мы всегда должны быть бдительными и помнить о необходимости судебной власти, которая, хотя может и самая слабая ветвь власти, в силу своей независимости, является оплотом свободного общества.
 
Большое спасибо!       


Оцените эту публикацию:
Голосов: , Среднее:
Коментарии (0)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.