Ничто человеческое судье не чуждо

Опубликованный "ПГ" под заголовком "Судьи хотят монетизации и льгот" репортаж с пленарного заседания Совета судей РФ /№95 на неделю с 19 по 25 июля 2007 года/ Юрий Сидоренко, председатель этого корпоративного органа, судья Верховного Суда РФ прочитал не только внимательно - с карандашом в руках. В пробелах между газетными столбцами пестрели "галочки" и прочие пометки. Приглашенному в офис корпорации автору материала высокопоставленный читатель изложил возражения на журналистскую трактовку происходящих внутри "третьей власти" процессов.

Прежде всего, Юрий Иванович сооб­щил, что настроен сугубо философски:

Каждому судье известно, что на любые факты и обстоятельства у разных людей разные взгляды. Государственный обвинитель усматривает в уголовном деле одно, а подсудимый совершенно противоположное, хотя они оба видят одно и то же. Вы увидели наше заседание так, как вы написали. Что-то вам бросилось в глаза и не понравилось, в чем-то вы не разобрались, что-то вы подметили, чего и не существует, и так тоже бывает. Но это ваш взгляд из зала. В чем-то я с вами согласен, в чем-то нет.

В заголовке, как правило, выражается главная мысль публикации. С заголовком данного репортажа Юрий Сидоренко не согласился категорически: 

- Если вы посмотрите хронологию законодательства, то увидите, что к 2000 году мы не то что о льготах - о повышении зарплаты говорить перестали. Зарплата судьям неоднократно повышалась. Сейчас она по всем меркам приличная. Я считаю ее достаточной. Всегда хочется больше, но стремление к лучшему присуще не только судьям  - любому нормальному человеку.

Льготы судейскому корпусу предоставлены Президентом в соответствии с двумя федеральными законами. Часть из них предусматривалась Законом РФ "О статусе судей в Российской Федерации", принятым в 1992 году, когда зарплата у нас была такая низкая, что специалисты массово разбегались, судейский корпус разваливался.

Это были скорее не льготы, а замаскированная компенсация низкой зарплаты, потому что государство не могло платить высокую. В 1996 году вступил в силу Федеральный закон "О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации". С того времени никаких дополнительных льгот мы не получали. И более того, когда государство начало   процесс ликвидации льгот, по отдельным категориям это коснулось и судей, мы не возражали. Не спорили, что, мол, надо оставить оплату коммунальных услуг, бесплатное обмундирование, бесплатный проезд на транспорте. Отобрали и отобрали.

Мы просто говорили Правительству: если вы убираете часть льгот и у аппарата тоже, то должны компенсировать это повышением зарплаты, тем более что есть законодательство, защищающее не только судей - всю нашу систему. И сегодня мы ведем речь о повышении зарплаты не судьям, а работникам аппарата. Мы приняли уже не одно обращение к исполнительной власти. Пока они остаются без ответа. А проблема стоит очень остро. Зарплата у работника аппарата 6-7 тысяч рублей. А требования к подбору кадров строгие: необходимы высшее образование, порядочность. Но какой выпускник юрфака пойдет к нам работать за деньги, на которые невозможно прожить?

Лидер корпорации призвал обратить особое внимание на проблему назначения и переназначения судей:

- Совет обсуждает ее не первый раз. Мы считаем, что сроки назначения слишком длинные. Начальные этапы процедуры - конкурсный отбор, квалификационный экзамен, проверка спецслужбами - понятны и оправданны. Затем претендент подает документы на конкретную судейскую должность и снова проходит конкурсный отбор. А Верховный Суд еще раз проверяет, все ли сделано правильно. Наконец документы передаются в Администрацию Президента, и тут начинаются проблемы: вопрос зависает на 9-10 месяцев. Мы понимаем, что, наверное, немало времени уходит на чисто бюрократическую канитель. Указ Президента готовится тщательно, каждый документ должен 50 подписей собрать. Бывает, одним указом назначаются сразу 200 человек. Документ движется по инстанциям, и вдруг перед последней визой всплывает, что один человек не может быть судьей - выяснились препятствующие его назначению обстоятельства. И весь список отправляется курсировать заново.

Впрочем, это лишь предположение. Все, что происходит с документами в Администрации Президента, - для нас "черный ящик". А теперь представьте состояние судьи, срок полномочий у которого кончается и он ожидает переназначения. Это же сплошная нервотрепка! А как решать чужую судьбу, когда собственная подвешена? Если затягивается переназначение руководителя суда, то в коллективе начинается брожение. В этом году истекает срок полномочий у сотни председателей судов общей юрисдикции и их заместителей. В случае проволочки всю систему трясти будет. И повлиять на работу судьи в такой период проще пареной репы - вот что главное.

Мы понимаем, что в Администрацию Президента могут поступать какие-то жалобы, требующие дополнительной проверки. И сами предлагаем: если к кандидату есть претензии, пожалуйста, откажите ему в доверии. Мы всего лишь просим: сделайте процедуру прозрачной и регламентированной.

Председатель Совета судей РФ объяснил, почему на пленарном заседании представительного судейского органа в какой-то мере неожиданно, в какой-то - логично вылезли на первый план "шкурные", по его выражению, вопросы:

- Многие люди слабы на "шкурные" вопросы. И судьи не исключение. А в этом   году у нас обострились проблемы с лечением, так как мы сменили страховую компанию. Начались сбои с обслуживанием, пошли жалобы. Наш представительный орган всего лишь отреагировал на запросы судей. Я понимаю, что на фоне общей жизни претензии моих коллег могли показаться чрезмерными. Но вы тоже должны понимать, что судьи сейчас обладают очень высоким статусом и каждый из них ощущает себя очень важной персоной. Возможно, это главное достижение судебной реформы.

Высокий статус судьи провозгласили в 1992 году. Но зарплата в системе оставалась низкой, здания правосудия были плохими. И судьи еще долго ходили "затюканными". Но за последние годы многое изменилось. И сегодня судьи искренне возмущаются, если сталкиваются с тем отношением, от которого уже отвыкли.

Я приветствую высокие  запросы корпорации, так как убежден: только обладающий чувством собственного достоинства человек способен и в других людях уважать аналогичные качества.

На самом деле проблема медицинского обслуживания для нас не самая крупная и не такая уж острая. Пройдет несколько месяцев, взаимодействие со страховой компанией наладится, эмоции улягутся.

По другому "шкурному" вопросу, бурно обсуждавшемуся на пленарном заседании Совета судей РФ, - об обеспечении судей жильем, Юрий Сидоренко предложил следующие разъяснения:

По закону о статусе судей с 1992 года в стране осуществлялся определенный порядок обеспечения судей бесплатным жильем. Сначала квартиры предоставлялись из жилфонда местных органов власти, впоследствии затраты погашались из федерального бюджета. Но жизнь текла. У судьи появлялись дети или внуки, и он претендовал на улучшение условий. Местные власти обычно шли навстречу. И в результате за срок государевой службы судья несколько раз получал бесплатное жилье в собственность. А это уже было нарушением закона. Когда началась монетизация льгот, Правительство сказало: давайте наведем в этой сфере порядок. Стали писать новый закон. Но предложенный Правительством механизм не понравился регионам. Были возражения у высших судов и судейского сообщества. И ситуация зависла. Формально продолжает действовать прежняя федеральная программа, и деньги на жилье в федеральном бюджете планируются. Но реализовать их мы не можем, так как нет законодательно прописанного порядка.

Вот мнение лидера судейской корпорации по поводу прочих материальных нюансов:

- Надбавки к зарплате у судей есть. Они предусмотрены для более дифференцированного вознаграждения за выслугу лет, уровень квалификации /в нашей профессии это широкий диапазон - выделено 6 квалификационных классов/, секретность, сложность. Полномочия у всех судей одни, а знания, опыт - разные, что учитывается в надбавках. Но ничего особенного в этой системе нет, каждый чиновник получает такие надбавки по закону о госслужащих.

Существует и другая форма дополнительного материального поощрения. Допустим, по штату в районном суде числятся 10 судей. А реально их 6. Тем не менее, они обязаны рассмотреть столько дел, сколько пришло. Мы не можем отказать кому-то в праве на судебную защиту из-за чрезмерной загруженности. В федеральных судах фонд зарплаты начисляется по штатному расписанию и не урезается, если штат не заполнен. Сэкономленные таким образом средства в конце года распределяются между судьями в виде премий. А в институте мирового судопроизводства деньги выделяются на каждый участок отдельно. Нет судьи на участке - нет и денег. Это несправедливо. Нагрузка у мирового судьи большая, и если уж он работал за двоих, то и получать должен соответственно.

О том, что зарплата у нас большая и остаются излишки, которые надо куда-то инвестировать, на пленарном заседании говорил один арбитражный судья. Возможно, у него такая проблема действительно назрела. Совет судей этот вопрос в повестку дня не включал. Я такой проблемы в своей семье не ощущаю. Неизрасходованные деньги я отдаю жене на депозит, и они там лежат спокойно, пока не понадобятся.

Рассказывая об этапах становления корпорации, ее лидер подчеркнул, что Совет судей создавался ради того, чтобы способствовать продвижению судебной реформы, концепция которой была разработана еще в начале 1990-х годов. И вот уже новое десятилетие на исходе, а перспективы по-прежнему туманны. Юрий Сидоренко перечислил несколько законопроектов, внесенных Верховным Судом в Госдуму, в том числе о Верховном Суде, судах общей юрисдикции, административных судах, которые много лет остаются без движения или, в лучшем случае, рассмотрены только в первом чтении.

Татьяна Боровик

Опубликовано в  "Парламентской газете" № 99-101 /2167-2169/ за 9 августа 2007 г.



Оцените эту публикацию:
Голосов: , Среднее:
Коментарии (0)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.