Электронный суд. Техническая революция как шанс прозрачности правосудия

ЛЕОНИД НИКИТИНСКИЙ
Российская газета №167(4133) от 02.08.2006
Общероссийский выпуск ОБЩЕСТВО СУДЕБНАЯ РЕФОРМА

    Информационную систему ГАС "Правосудие", которую подготовил Судебный департамент при Верховном суде РФ, называют "технической революцией" судопроизводства. Но она может оказаться не только "технической". Ее "побочным эффектом" может стать достижение тех самых целей, которые ставила перед собой судебная реформа.

     О том, как создавалась информационная система ГАС "Правосудие", что она собой представляет сегодня и будет представлять в перспективе, нам рассказали генеральный директор Судебного департамента при Верховном суде РФ Александр ГУСЕВ, а также непосредственный куратор всей этой системы, начальник Главного управления департамента Леонид СМЕРТИН. Сам характер этого разговора - острый, компетентный, увлеченный и в высшей степени открытый - стал доказательством того, что для этих двух руководителей приоритетом ГАС "Правосудие" в самом деле являются открытость и прозрачность - и не на уровне деклараций.

      Но поскольку многие вопросы лежат на границе еще не созданного права и политики, а откровенные ответы наших собеседников часто были лишь мнением знатоков и выходили за пределы формальной компетенции департамента (иначе и не могло быть, поскольку характер технических новшеств, подготовленных департаментом в строгом соответствии с решениями правительства, Верховного суда и Совета судей, таков, что последствия будут носить в том числе и политический характер), мы договорились представить этот материал как авторское видение проблемы.

     "Карова" в судебном протоколе

     По уверениям Судебного департамента при Верховном суде РФ, с 1 января (реально - с первого рабочего дня) 2007 года не только все судебные решения и приговоры, но и все вообще решения, принимаемые судьями, будут фиксироваться в электронном виде. Чтобы представить себе это наглядно, можно вспомнить, как выглядит судебное дело: это как минимум прошитый том, а в сложных случаях десятки и сотни папок документов. Значительная и главнейшая часть из них - решения, которыми судьи фиксируют стадии административного, гражданского или уголовного процесса: решения о назначении дел к слушанию, о вызове свидетелей и о приобщении доказательств, о начале, переносе и о прекращении слушаний, далее приговоры или решения первой инстанции по существу, решения о возбуждении кассационного производства, решения кассационной инстанции по существу и так далее. Ну и, конечно, в этих томах хранятся протоколы, которыми фиксируется ход всех заседаний по всем этим делам.

     Сотни тысяч таких пронумерованных томов в буро-бежевых картонных обложках скоросшивателей, под которыми скрываются чьи-то судьбы, личные и имущественные тайны, лежат в столах у судей, в канцеляриях и архивах судов. Районных судов общей юрисдикции в России около 3 тысяч, 89 судов субъектов Федерации, кроме того, сегодня действуют 6,5 тысячи мировых судей, число которых в 2007 году должно будет вырасти до 7,6 тысячи. Если исходить из подсчетов самого Судебного департамента (а кто же лучше это знает?) о числе уже существующих и будущих "автоматизированных рабочих мест", то одних только судейских письменных столов в стране насчитывается порядка 60 тысяч. Это дает представление о масштабах "документооборота".

     Все эти горы бумаг и картона в обозримом будущем если и станут чуть меньше, то ненамного, потому что в ближайшей перспективе бумага останется наиболее надежным и защищенным от подделки носителем для документов, от которых зависят судьбы. Но с 1 января 2007 года, по уверениям Судебного департамента, все это будет продублировано еще и в электронном виде. Важно подчеркнуть, что "вывешивание" в электронные базы всех судебных решений будет автоматическим: ни одно решение судья не сможет подписать, не отправив его одновременным нажатием клавиши компьютера в базу. Что же касается слушаний по делам, их ход будет фиксироваться аудиозаписью, которая в электронном виде также будет прилагаться к протоколу.

     Вроде бы это просто удобное и современное техническое решение. Нет. Это было бы просто техническим решением, если бы судебная система функционировала идеально. Но она пока далека от этого. Сейчас, когда все перечисленные документы лежат в картонных папках, никто не может со стопроцентной уверенностью сказать, где и в каком состоянии каждый из них находится в каждый момент времени. Теоретически доступ к папкам, но только в отведенное время и через окошко канцелярии, где уже выстроилась очередь, имеют участвующие в деле стороны и их представители. Но даже они не всегда могут беспрепятственно получить собственное судебное дело и тем более не знают, что может с ним происходить в момент, когда окошко канцелярии закрыто.

     Новый информационный режим, который с 2007 года должна будет обеспечить Государственная автоматизированная система (ГАС) "Правосудие", будет означать, что любое решение судьи, любой протокол и документ в деле (принятый через сканер) будет доступен как минимум сторонам и их адвокатам в любой момент и на любой стадии дела. И протокол судебного заседания, например, уже нельзя будет переписать так, как это выгодно одной из сторон или самому судье и как это, увы, сегодня иногда случается. И дату, свидетельствующую о том, что судья пропустил установленный процессуальным законом срок, исправить будет невозможно. И даже если в приговоре будет написано "карова", то и это тоже будет так висеть у всех на виду.

     А может быть, эта электронная база данных на каких-то условиях и в какой-то части будет доступна не только сторонам по делу и судьям, а, например, вообще всем, у кого есть компьютер и выход в Интернет.

     Дальше - пока только вопросы. Но уже и это, если сбудется, как обещает Судебный департамент, будет означать революцию, и далеко не в одной только судебной системе. В устройстве государства и общества суд - не просто важный, но незаменимый и единственный механизм, помимо которого не могут быть разрешены никакие принципиальные споры и конфликты.

     Судья за пасьянсом

     Судебный департамент при Верховном суде РФ был создан в 1998 году и сразу в духе времени и даже с запозданием начал заниматься компьютеризацией судов. Сами судьи и аппарат быстро признали пользу компьютеров как таковых, с их помощью было гораздо легче, чем шарить по полкам, находить в море законодательства нужную норму. Я знаю также случай обжалования судебного решения по тем мотивам, что судья во время слушания дела раскладывал в компьютере пасьянс. В общем, как и все "пользователи", компьютеризированные судьи становились все более "продвинутыми". Хотя юристы вообще, а судьи, пожалуй, в особенности склонны к здоровому консерватизму, некоторые из них полезли в Интернет, кто-то начал создавать базы не только из своих собственных, но и из чужих решений, что позволяло их копировать, при необходимости переосмысливая. В самых "продвинутых" (на самом деле, тут многое зависит от личности председателя суда) регионах начали создаваться компьютерные сети для обмена информацией и опытом.

     В апреле 2002 года Совет судей принял решение о создании ГАС "Правосудие". В систему изначально была заложена (хотя, возможно, не все понимали значение и последствия этого решения) идея общего для всех судов информационного пространства, а не только узко понимаемого банка данных в виде усовершенствованной картотеки. В то время в судах общей юрисдикции, по подсчетам департамента, было 12 тысяч компьютеров, причем значительная часть из них устарела, а к концу нынешнего года будет создано 35 400 "автоматизированных рабочих мест". В судах субъектов Федерации действуют свои серверы, а часто по несколько, одних только судов, имеющих свои веб-сайты, - шестьсот. Чтобы представить себе масштаб этой компьютеризации не только в количественном, но и в качественном отношении, стоит обратить внимание на систему видеоконференцсвязи, которая связывает между собой не только все суды субъектов Федерации и Верховный суд, но и следственные изоляторы в регионах, откуда через Интернет находящиеся под стражей обвиняемые и осужденные могут заочно участвовать в рассмотрении дел в далеких от них географически и вышестоящих инстанциях.

     Всего при участии специалистов НИИ "Восход" создано 27 подсистем и такое же количество специальных компьютерных программ. В материальную и интеллектуальную составляющие ГАС "Правосудие" только за последние три года вложено 1,5 миллиарда бюджетных рублей, а на самом деле, конечно, гораздо больше. И 22 июня 2006 года председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев у себя на Поварской показал ГАС "Правосудие" как действующую модель президенту Владимиру Путину, и тому все это вроде бы очень понравилось. Судьи из-за рубежа, которым демонстрировали систему, тоже в восхищении говорят, что такого нет нигде в мире. 31 декабря Судебный департамент официально запустит ГАС "Правосудие", отдаст дубликат ключей судьям - и делайте теперь с этим что хотите.

     Проект без визы

     А что хотим? Можно очень многое, но разным силам хотелось бы использовать такой необыкновенный и мощный ресурс по-разному. В техническом плане проблема решается в принципе несложно - путем дифференцированного доступа к банкам данных в диапазоне от "всем" до "никому". Но прежде чем решить проблему технически, это должно быть сделано законодательно, и тут возникает масса вариантов. Часть ресурсов, как, например, судебные решения, принятые в закрытых по закону судебных заседаниях, не может быть открыта ни для кого, кроме сторон по делу. Другая часть информации, такая, как сведения о кадрах судебной системы, их нагрузке и эффективности работы, очевидно, может быть открыта только для узкоспециальных пользователей, но, чтобы существенно повлиять на судей и требования, предъявляемые к их работе, и этого хватит. Можно не сомневаться, что на каком-то уровне получат доступ ко всем информационным ресурсам спецслужбы, и об этом надо задуматься истцам, прежде чем обращаться в суд. Какие-то коммерческие фирмы, как и структуры организованной преступности, попытаются взломать систему, но против этого ГАС "Правосудие" воздвигает специальные барьеры безопасности.

     С точки зрения борьбы с коррупцией, которая еще далеко не искоренена в судейской среде, наибольший интерес представляют наряду с решениями и документами о стадиях прохождения дела протоколы судебных заседаний, которые сейчас легко подогнать под нужный результат. Сегодня протокол судебного заседания целиком в руках судьи, он может утвердить или не утвердить замечания на протокол, представленные сторонами. Но аудиозапись лишит недобросовестных судей возможности фальсификации протоколов - не случайно суды некоторых регионов при наличии технических возможностей для этого сопротивлялись введению режима аудиозаписи.

     Наконец, наибольший интерес для всех "групп пользователей" представляют сами решения судов, принятые по существу. Проект закона "Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции в РФ", внесенный в Государственную Думу Пленумом Верховного суда РФ 9 марта, исходит из принципа размещения в сетях общего пользования всех решений судов, кроме принятых в закрытых судебных заседаниях и за некоторыми другими изъятиями. Этот небывалый в смысле своей "открытости" законопроект уже стал одним из следствий создания системы ГАС "Правосудие", он свидетельствует о том, что тенденции непрозрачности в самой судейской среде до какой-то степени уже переломлены. Но пока это лишь проект, без визы Кремля и Думы. И можно представить, как осаждают их сейчас те, кто лоббирует против такого решения.

     Между тем еще не решен вопрос о том, публиковать ли судебные решения (если делать это в более или менее открытом доступе) с упоминанием конкретных анкетных данных участвующих в деле лиц и с названиями юридических лиц или заменять их при публикации псевдонимами (начальными буквами). Интересно, что два моих собеседника - генеральный директор Судебного департамента и ближайший его соратник по работе над ГАС "Правосудие" высказали противоположные точки зрения при ответе на этот вопрос. Но наше обсуждение носило чисто теоретический характер, а Судебный департамент немедленно настроит систему так, как скажет закон. Но законодателю будет совсем не просто ответить на этот вопрос.

     От этого параметра системы зависит ее практическая ценность. Если заменить имена псевдонимами, она окажется полезной в основном для юристов и судей, которые смогут найти здесь правовые прецеденты по ключевым словам. В то же время для всех остальных пользователей ГАС "Правосудие" рискует превратиться в очередную "интернет-свалку", где есть все, что вас интересует, но практически невозможно это найти в тысячах страниц сваленных в кучу текстов. При таком решении, например, антикоррупционный потенциал системы сразу падает от огромного до почти нулевого. В таком виде ГАС "Правосудие" будет мало полезна и для журналистов, и для структур гражданского общества.

      Если исходить из принципов открытости и гласности судебной процедуры, которые закреплены не только в процессуальных кодексах, не только в Конституции РФ, но и во многих международных соглашениях, то общедоступность (как общий принцип) всех судебных решений представляется вроде бы неоспоримой. Но есть и аргументы против публикации имен, которые связаны с охраной интересов участников судебных дел, - далеко не все они хотели бы, чтобы сведения о них, об их личной жизни и имуществе мог свободно найти любой пользователь Интернета. Это очень сложный и принципиально новый вопрос не только для российского, но и для международного юридического сообщества. А законодатель должен будет ответить на этот вопрос до конца года - иначе ГАС "Правосудие" не может работать.

     Когда судьи известнее президентов

     Степень информационной открытости судов неразрывно связана, с одной стороны, с соблюдением законности и эффективностью работы, с другой стороны, с опасностью использования судебных механизмов в чьих-то посторонних интересах и, наконец, еще и с третьей стороны, с имиджем суда и убедительностью всех его решений для общества. Несомненный шаг в сторону открытости, который так или иначе требует сделать ГАС "Правосудие", не всегда согласуется с теми тенденциями, какие мы можем констатировать в последнее время в судебной практике. По разным причинам судьи все чаще, как по закону, так и не совсем по закону, а с помощью ухищрений, прибегают к закрытым судебным заседаниям. Например, приговор по известному делу Пичугина был вынесен в Мосгорсуде в режиме закрытого заседания - это было сделано искусственно, для этого в дело в последний момент было подшито несколько документов "под грифом", которые не имели значения для его существа и в судебном заседании даже не оглашались. Это один из примеров, который идет в разрез с теми тенденциями и приоритетами открытости, которые предлагает эта система.

     Суд по определению - публичная площадка, однако российские судьи за редчайшим исключением не то чтобы стремятся уйти в тень, но чуждаются открытости. При этом судьи ссылаются на всякие деликатные нюансы своей профессии, но это, пожалуй, все же отговорки. В суде есть только одна тайна - тайна совещательной комнаты, но это святая святых, и никто туда лезть не собирается. А все остальное должно делаться максимально открыто, открытые лица должны быть и у судей - такая это профессия. В иных странах с развитыми правовыми системами и традициями судьи - не менее публичные фигуры, чем политики и звезды спорта. В США и президентов так не знают, как судей Верховного суда. А наши чего-то побаиваются. Чего? Боюсь, что собственного уровня, как специально юридического, так и общего - например, уровня грамотности, который теперь надо будет предъявить всем.

     Тот режим работы, который "с технической стороны" предъявляет к кадрам и судьям и их аппарату ГАС "Правосудие", требует другого уровня мышления и знаний, для кого-то это как из седьмого класса школы сразу в университет. "Научим", - бодро говорят в Судебном департаменте, рассказывая о системе повышения квалификации, которая также создана в рамках ГАС "Правосудие". Но не всем хочется учиться, тем более что зарплата судьям была многократно повышена до, а не одновременно с предъявлением новых требований к их квалификации. Между тем возможностей для тихого саботажа у судей и их аппарата предостаточно.

     Интересно, что сайт Приморского районного суда Санкт-Петербурга атаковался хакерами две недели, предшествующие демонстрации этого образцового сайта в Верховном суде президенту. К чести Судебного департамента защита атаку отбила. Но вряд ли она была последней, а новые атаки могут быть предприняты уже и на другом уровне - например, на уровне юридического сообщества, лоббистов в Думе и в Кремле. А секретарю судебного заседания (она получает 5 тысяч рублей в месяц вместе с премией) совершенно не обязательно ломать полезный для других целей компьютер, как это делали луддиты, достаточно испортить программу: своих системных администраторов в штатах судов пока не предусмотрено, чужого пускать нельзя, потому что там тайны - вот все и встало. Впрочем, в провале ГАС "Правосудие" могут быть заинтересованы также и влиятельные лица в прокуратуре и правоохранительных органах, и в бизнесе, да и в структурах власти - это все, кто умеет настраивать суд под свои интересы и не хочет лишать себя этой возможности.

     Но ГАС "Правосудие" способна вытащить суды на новый уровень. Степень, с которой мощь этого локомотива будет использована уже в будущем году, зависит теперь от законодателей, от судей, от политиков и от общества (насколько политики нас к этому допустят).

 



Оцените эту публикацию:
Голосов: , Среднее:
Коментарии (0)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.