Размер шрифта A A A
Цвет сайта      
 

"Иммунитета у судьи нет"

     Кто-то как-то должен прекратить эти теракты. Президент начал реформы и кадровые перестановки, правительство перекраивает бюджет, чтобы выделить средства на борьбу с безработицей, от общества ждут внутренней мобилизации, а остальные представители власти - ведомства, законодатели и судьи - явно готовятся к реформам. В ноябре в Москве должен пройти очередной съезд судей, и для судейского сообщества запланированное мероприятие тоже становится поводом подведения итогов реформы. Глава Совета судей (своего рода судейского профсоюза) Юрий Сидоренко рассказал "РГ" о ситуации с третьей властью.

- Юрий Иванович, хотелось бы подвести в преддверии съезда итоги судебной реформы: что из сделанного вы считаете самой большой удачей и что пока не удалось исполнить?
 
Я думаю, что реформа удалась, за эти годы (а мы ведем отсчет с 1991 года) многого добились. Если отметить наиболее крупные достижения, то прежде всего это Закон "О статусе судей в РФ", который привел к созданию независимой судейской корпорации, впервые появилось понятие "судебная власть", были введены гарантии несменяемости судей. Потом часть положений из этого закона перешла в Конституцию РФ. Таким же достижением можно считать создание органов самоуправления судейского сообщества (Советов судей, Квалификационных коллегий), была создана совершенно новая система арбитражных судов, Конституционный суд, Судебный департамент при Верховном Суде (материально-техническое обеспечение - Прим. "РГ"). Но самое главное - это полное отделение судебной власти от исполнительной, причем суды получили возможность контролировать свой бюджет, ведь без этого о какой-то самостоятельности говорить было бы невозможно.
Я думаю, что в ходе реформы не было крупных ошибок, хотя есть кое-что недоделанное. В частности, у судей много нареканий в адрес службы судебных приставов, особенно по части обеспечения порядка в залах суда, да и по обеспечению безопасности самих судей, и в исполнении судебных решений они, по нашему мнению, тоже недорабатывают. Меня также беспокоит, что не приняты законы о судах общей юрисдикции и Верховном суде, хотя они были внесены в Госдуму более пяти лет назад. Получается, что до сих пор нет законодательной базы для самой многочисленной ветви судебной власти, судов общей юрисдикции, также нет закона об административных судах. Вся эта неопределенность, конечно, беспокоит, само отсутствие базовых законов позволяет сделать вывод о том, что готовятся какие-то новые инициативы, а мы о них незнаем.

- Как вы относитесь к предложениям о создании новой концепции судебной реформы (правозащитники делают акцент на поправках в УПК, а независимые эксперты - на сокращении роли прокуратуры)?

Я думаю, что не нужно никаких новых курсов, нужно спокойно, целенаправленно модернизировать систему, то есть делать то, что и делалось все эти годы. Пока система модернизировалась в соответствии с требованиями времени, Конституции, новыми экономическими условиями в стране, смена поколений в судебной системе шла естественно, сохранялась преемственность. Мы пережили ряд кризисов, ведь в 1995-1997 годах финансов не было вообще, даже судились с Минфином и обращались в Генпрокуратуру, требуя привлечь министра к уголовной ответственности за самоуправство. Была бы судебная система плохой или совершенно негодной - не выдержала бы.
Надо осторожно подходить к реформе прокуратуры, она, может быть, не подверглась модернизации в такой степени как суды, но считаю, что эту структуру нельзя резко ломать. Пора определиться со статусом этого органа: либо это самостоятельный федеральный орган с определенными законами полномочиями, либо это "око государево" - инструмент в руках исполнительной власти или президента. Это совершенно разные концепции, но пока ни одна из точек зрения не возобладала, нельзя приступать к радикальному реформированию прокуратуры. Худо-бедно на сегодняшний день прокуратура свои задачи выполняет.

- Судебный арест, главное завоевание реформы, последнее время очень жестко критикуют, жалуются даже адвокаты, они утверждают, что в вышестоящих судах все чаще им отказывают в рассмотрении надзорной жалобы без всякого мотивировочного заключения. Каково ваше мнение?

Да, действительно, жалуются, что надзорная инстанция не рассматривает решения по арестам, адвокаты хотят, чтобы это стало обязательной стадией, я считаю, что в этом нет никакой необходимости. Процедура избрания меры пресечения в виде ареста и так проходит несколько стадий: следователь должен убедить прокурора, проходит открытое судебное разбирательство с участием сторон, а вынесено решение - сохраняется возможность обжаловать его в кассационном порядке. Ну неужели этого мало? Ведь решение предварительное и выносится на определенный срок, потом процедура повторяется заново. Не надо доходить до абсурда, ведь так ни один процесс невозможно будет закончить, если проходить все инстанции. А уж возвращаться к старому порядку ареста без открытой процедуры и без возможности обжалования - просто глупость.
Что касается ответов, то это они пытаются повернуть правоприменительную практику вспять и причинить большой ущерб правосудию. Ведь когда предусмотрено вынесение судебного постановления в порядке надзора, там мотивированный ответ будет обязательно. Если же все стадии возможного по закону обжалования пройдены, тогда жалоба просто возвращается. Понимаете, суд не безразмерен, он не может одновременно все дела рассматривать, значит, остальные отложит в сторону, ведь всегда одно за счет другого. Когда меняли порядок заключения под стражу, то, во-первых, закон приводили в соответствие с Конституцией, а во-вторых, начали экономить меру пресечения и добились этого результата, арест стал применяться в два раза реже. Конечно, надо учитывать, что стало меньше обращений прокурора, часть деяний декриминализирована, кодекс стал более либеральным, но в том числе и изменение процедуры тоже повлияло на количество арестов.

- Что вы думаете о мнении представителя Следственного комитета при МВД Сергея Манахова о том, что в делах по коррупции презумпция невиновности должна быть ограничена, и о предложениях МВД, направленных в комиссию по противодействию коррупции в Думе о возможности "снять ограничения в проведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении работников прокуратуры и судей"?

Периодически эта тенденция возникает. И в 2001 году была острая дискуссия, жаловались, что судей невозможно привлечь к ответственности и что якобы мы закрытая корпорация. А иммунитета у судьи нет, ведь иммунитет, то есть невозможность привлечения к ответственности даже в случае совершения преступного деяния, есть только у дипломатов за рубежом, судью же можно привлечь к ответственности в случае совершения им неблаговидных действий, особенно в случае преступлений. Механизм в законе предусмотрен, конечно, есть ограничения, которые правоохранительным органам не дают чинить произвол в отношении судьи и начинать уголовные репрессии. Сейчас в квалификационных коллегиях, которые дают согласие на возбуждение дела против судьи, есть представители общественности и статистика, кстати говоря, мало отличается от предыдущей - прекращают полномочия 60-70 человек в год, к дисциплинарной ответственности привлекают человек 200-250. А презумпция невиновности - это базовый принцип уголовного судопроизводства и в советские времена, и в досоветские, и сейчас, и во всем мире, пусть лучше господин Манахов откроет и почитает 49 статью Конституции. Если он считает, что Конституцию надо не исполнять или менять - я не согласен с этим.

-Удовлетворены ли вы существующими отношениями со СМИ?

Я думаю, что идет процесс сближения, у нас принята концепция информационной поддержки судов, и мы стараемся ее реализовать, но, к примеру, мы не можем судьям дать указания не уклоняться от прессы. Я ничего зазорного не вижу в том, чтобы сам судья (или хотя бы пресс-служба) вышел на телеэкраны и объяснил бы публике принятое решение, особенно по громким делам, а не заинтересованные стороны выдергивали бы из решения отдельные пункты и толковали бы их.

- Собираетесь ли вы обсуждать на съезде реорганизацию системы в связи с возможным переездом в Питер?

Сейчас эта тема заглохла, хотя периодически разговоры возникают.

- Вы планировали провести слушания по безопасности в Думе.

Мы обращались в Думу с просьбой устроить такие слушания, но депутаты нам отказали. А проблема с обеспечением безопасности судей есть, есть и убийства, и нападения, причем раньше чаще по бытовым или неочевидным мотивам, но в течение последних двух-трех лет нападения явно связаны с профессиональной деятельностью. И судейское сообщество по-прежнему предлагает передать приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов из ведения Минюста в ведение судебного департамента, хотя пока это предложение
поддержки не находит. Мы сейчас поручили судебному департаменту заняться вопросом создания собственной службы безопасности, потому что можно еще долго бодаться с Минюстом и тягаться со службой судебных приставов, просто теряя время. Однако нужно решение правительства, департамент уже ведет эту работу с Минэкономразвития и Минфином, но должны высказаться МВД и другие ведомства, но прежде всего должно быть политическое решение о необходимости создания такой службы.

Опубликовано в "Российской газете" 21.09.2004 г.

Анна Закатнова



Оцените эту публикацию:
Голосов: , Среднее:
Коментарии (0)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.